Главная
Новости
Звук
Впечатления
Ссылки
Гостевая книга
О сайте


Интернет-магазин "Озон"

Александр Городницкий

С 20 марта 1933 года и по сей день с
нами - Александр Моисеевич Городницкий.
Это - прекрасно!

Фото с сайта Progressor.ruВообще-то объясняться в любви Городницкому, да еще накануне юбилея - дело смешное: эка удивила! Вопрос в том, за что мы любим Городницкого. Да за всё! За материк, на который ушёл последний караван, за лед, коньками звенящий на Чистых прудах, за души незаживающий ожог, полученный им, видимо, неоднократно - ему-то ожог, а нас вот уж сколько лет греет. За то, что водит нас Александр Моисеевич по пустыне, чтобы умерли родившиеся в рабстве, и не упрекаем мы его в тиранстве, и ничто, кроме гордого семитского профиля классика нам в этой пустыне не светит.... За русское дворянство, спящее в Донском монастыре, и вдруг непостижимым образом просыпающееся в его, Городницкого негромком голосе....За уже, кажется, нездешнюю интеллигентность, не подумайте, хрупкость - с его плеч небесного свода никто не снимал, и как-то не думается о том, что руки и плечи - отнюдь не каменные, а живые человечьи. За лукавое "как не близки мне ваши интересы, как не о чем мне с вами говорить"- поздравляем, гражданин, соврамши! Как так не о чем вам с нами говорить, когда мы слушаем вас всеми ушами - и наружными и внутренними, и барабанные перепонки наши резонируют Вашим словам, и губы наши шевелятся в такт негромко, ибо в полный голос хором с Вами не смеем, слишком велика честь! Обожаю Городницкого - женолюба, которого действительно-таки ждут школьницы-невесты в маленьких асфальтовых южных городках. Обожаю Городницкого чуть принявшего на грудь, когда он отступает от трезвой своей политкорректности и четко называет мерзавцев мерзавцами. Невыносимо люблю Городницкого - связующее звено многих веков российской истории от фотографии, на которой "мою маму зовут Рахиль, моей маме 12 лет", до снимка, где "мою внучку зовут Рахиль, моей внучке 12 лет". Мучительно люблю Городницкого в эфире "Эха" в день смерти Льва Разгона, когда он в память Льва Эммануиловича пел под спичечный коробок любимую Разгоном песню "На материк" и жевал валидол, разделив таблетку пополам с Лидией Либединской...

Отдельная страничка огромной книги любви к Городницкому - его даже не современность, а всевременность. Его нельзя отнести раз и навсегда к шестидесятникам, потому, что он продолжается, и ... вместе со своей аудиторией ждет погрома, если таковой, не дай бог, случится. И переживет его или погибнет вместе с нами.

Страшно перечесть это послание, страшно всей болезненной дрожью пушкинской Татьяны, потому завершаю обращением Городницкого к учителям, адресуя - ему же:

Ничему мы у вас не учимся.
Вас любить нам совсем не просто, -
Только вместе, наверное, мучимся
Бесконечными муками роста.