Главная
Новости
Звук
Впечатления
Ссылки
Гостевая книга
О сайте


Интернет-магазин "Озон"

Между Рэмбо и Рембо

Фото Антона МоисееваНочные свистуны и неприличные люмпены, поклонницы любовного чтива и рогатые мужья,  снобы,  размышляющие под портвейн об эстетике Матисса, и братки на джипах, нищие врачи и другие жертвы действительности — череда масок комедии Тимура Шаова, череда масок нашей обшей драмы.

Ты кричала, что я — синь.
Ты кричала, что я — пьян.
У тебя начало «инь»,
У меня начало «ян».

Это, извините-что-мы-к-вам-обращаемся-мы-сами-не-местные, — лирическая героиня Тимура Шаова. О ней же—в другой песне:

По реке плывут калитки
Из села Кукуева...
Моя милка не любит Шнитке,
Говорит «Да ну его»

Фантасмагорическая  смесь гедонизма и свинства, борделя и Бодлера, густо замешенная на реалиях нашей жизни. Адский коктейль, от которого поперхнулся бы сам Веничка Ерофеев.
   Записки юного врача родом из медвежьего угла, в который и по коду дозвониться нельзя.
   Близорукое вглядывание в мир из-под сильных линз.
   Книжный мальчик, много и вдумчиво читавший классику. Хорошо воспитанный отличник, абсолютно по-хамски разворачивающий аудиторию в сторону ее собственного неуюта. Да, мир Шаова неуютен, как только может быть неуютен мир разрушенной стабильности. При этом — ни следа ностальгии по колбасе за 2.20.
   Постсоветский   рэйнджер, выживающий  вопреки  всему Циничный до безобразия, ядовитый, как невыспавшаяся гремучка, он, как ни странно, получает удовольствие — ведь вот как интересно жить во всем этом безумии!
   После первой же песни — весь спектр эмоций, какие есть на свете: премьера компакта Шаова на радио «Эхо Москвы».
   Телефонные звонки:
Это ужасно!

Это великолепно!

Немедленно выключите эту пошлятину!

Поставьте еще!

Это не авторская песня!

Мерзость!

ЕЩЕ!
   Он блистательно формулирует все признаки убожества, окружающего каждого из нас независимо от социального положения. и степени богатства. Он — не утешитель и не лирический менестрель эпохи. Он — талантливый и злобный шут. Он шаманит вокруг парадоксов времени. Этот, с позволения сказать, Ван Гог покушается на наши с вами уши.
   Он ничуть не абстрагируется от места, времени и нравов. Он не в белом фраке на фоне общего дерьма, он — наш с вами, такой же недотыкомка. Он дает возможность узнавания — каждому свою. Вам — кстати и удачно процитированный Бродский, мне — не менее удачно использованные «Запрягайте, хлопцы, коней!»
   Вам — Рэмбо, мне — Рембо.
   Его можно сколько угодно ругать, думая при этом: но как излагает, собака!
   Закончив очередную кошмарную картинку, он уходит в свою черную алхимическую кухню, чтобы изобрести там еще один дымящийся сатанинский составчик.
   А наши душеньки — мазохистки просят: ЕЩЕ!

Нателла Болтянская

P.S. Автор является горячим поклонником творчества Тимура Шаова, которого вам и весьма рекомендует.