Главная
Новости
Звук
Впечатления
Ссылки
Гостевая книга
О сайте


Интернет-магазин "Озон"

Письмо классику жанра от жены французского посла, крокодилов и баобабов

Фото Антона МоисееваСпасибо, что петь разрешили,
Спасибо, спасибо...
Мы все в синяках и ушибах,
Нам петь не по силам.
Мы все на дороге к погосту,
 
В долгах и болезнях...
Оставьте свое эпигонство,
Оно бесполезно.

Этой песне 12 лет.

Ну как же вам не стыдно, дорогой академик! Позвольте посчитать невеселые строчки минутным настроением, лукавой позой. Позвольте напомнить:

И жить еще надежде
До той поры, пока
Атланты небо держат
На каменных руках.

Сделайте милость, продолжайте держать! И - пойте! Мы — знаем: пока поет Городницкий —

Командир со штурманом мотив припомнят старый.
Голову рукою подопрет второй пилот...
Подтянувши струны старенькой гитары.
Следом бортмеханик им тихо подпоет...

И помните, вы — ответственны за нас, прирученных вашим голосом. Мы точно знаем, вы приговорены и к гитаре, и к письменному столу. Напоминаем:

Не страшно потерять
уменье удивлять,
Страшнее потерять
уменье удивляться...

Мы догадываемся, что ваше уменье удивлять может дорого вам обойтись, но — 

Чья заслуга, чья вина,
Вот вопрос резонный...
Наше дело — сторона,
Мы — народ казенный.

Перекаты вы можете послать по адресу В песне. А нас послать по адресу вы не можете...

И так ли уж вам обязательно,
Чтоб, вставшие к празднику затемно,
Глазели на вас обыватели,
Роняя свои канотье?

Этот вопрос нам, сидящим в зале и потихоньку подпевающим вам, не важен. Александр Моисеевич, вся ответственность — на вас. Мы не играем в демократию. Мы вас не выбирали. Вы сами себя назначили — всей мощью дара, данного вам. А мы следуем за вами от Геркулесовых столбов до далекого села,

Где головы льняные,
Склоняя у огня,
Друзья мои хмельные
Скучают без меня.

Мы очень-очень рады, что и Окуджавская, и Пушкинская премии нашли вас.

Мы можем не узнать вас на улице, а песни ваши помним наизусть, иногда, простите, путая имя автора.

Помните, как в экспедиции вас вызвали к корабельному начальству? В каюте было включено радио, и по вражьему голосу звучало: «Над Канадой небо синее». Песня закончилась, и диктор объявил: вы слушали песню Юрия Визбора «Над Канадой».

Сейчас такое тоже происходит. Вы не обижаетесь, добавляя: главное, чтобы Визбор  не обиделся.

Ах, драгоценный островитянин, внимая вам со страстью, мы недоумеваем втайне: почему же мы вам до сих пор не безразличны? Зачем вы продолжаете просить нас: «Не зовите Русь к топору», зачем продолжаете посылать куда подальше антисемитов, зачем не хотите оставаться в Парнасских высях, хоть прекрасно понимаете

Потому что, мой друг.
мы ведь тоже с тобой —
Острова в океане, острова в океане.

Да нет же, любимый Александр Моисеевич, наплюйте на наши претензии, пишите и будьте здоровы. Мы ждем вас, и вина сладкие не пьем, и женихам не верим.

Навеки ваши крокодилы, пальмы, баобабы,
жена французского посла, Н.- Б. и многие-
многие другие