Главная
Новости
Звук
Впечатления
Ссылки
Гостевая книга
О сайте


Интернет-магазин "Озон"

Диалог струны и текста
Нателла Болтянская: «На сцене - я лицо отвечающее».

 

Диву даёшься, как она разговаривает в эфире - с экономистами, депутатами, бизнесменами, артистами и самыми обыкновенными гражданами. Не то что бы грамотные вопросы задаёт - спорит, провоцирует, дразнит, разделывает под орех. Всё-таки недаром в детстве она хотела стать дрессировщицей. А вот профессиональным автором-исполнителем по-прежнему себя не считает. Хотя бы потому, что концертная деятельность не является для неё основным видом заработка. О песнях и не только беседовала с Нателлой Болтянской наш корреспондент Елена Жукова.


- Нателла, в своё время было ощущение, что авторы-исполнители - это некая общность: все друг друга знают, все друг с другом общаются, как пел Окуджава "чтоб не пропасть поодиночке..."

- Сегодня все уже пропали поодиночке.

- И эта песня даже стала вызывать некоторое раздражение, потому что нет ощущения единства.

- Мне кажется, неправильно воспринимать авторскую песню как некое производное от общего единства. Производное от единства у нас сами знаете, как называется - "Идущие вместе". Авторская песня существует так, как она существует. Ведь творчество - это поиск соседства. Просто коммуналка сегодня стала очень большой. Фестивали авторской песни, помимо России и ближнего зарубежья, проходят в Германии - минимум два, в Америке, по-моему, - уже четыре, в Канаде, в Израиле. Понятно, что всем друг друга узнать невозможно.

- Ваши песни - это отражение вашей гражданской позиции?

- Понимаете, песни пишет человек, когда он их не может не писать. Можешь не писать - не пиши! Просто так складывается, что меня задевают какие-то события, происходящие вне моих личных взаимоотношений. А в истории, как современной, так и давней, очень много моментов совершенно невероятных. Если говорить о героизме, то у меня перед глазами встаёт несколько эпизодов: оркестр, который играл на палубе "Титаника", когда корабль уже тонул; восстание в варшавском гетто, когда первые ворвавшиеся в гетто немецкие солдаты (они шли, чтобы набрать людей, отправляемых в лагерь смерти) были отброшены голыми руками. Люди, которые хотели не выжить, но умереть достойно, - разве это может не трогать? Хотя кого-то, наверное, не трогает.

- Вашей песенной карьере радиостанция как-то помогает?

- Я не знаю, что такое песенная карьера. Потому что люди, которые пишут песни и сами их исполняют, в России находятся в интересном положении. Если до начала перестройки был диктат идеологии, то сегодня существует диктат коммерческой выгоды. Автор песен, который выступает в небольших, до 100 человек, залах и собирает их, - уже может себя считать не то что бы успешным - донёсшим. Что касается песенной и журналистской деятельности, мне кажется, я не единственный человек, который является представителем такой рифмованной публицистики. Другое дело, что песни я начала писать раньше, чем пришла на "Эхо Москвы".


- А ощущения на сцене и в эфире отличаются?

- В эфире спокойнее. Во-первых, потому что тебя не видят. Во-вторых, потому что в эфире ты - лицо вопрошающее, а на сцене ты - лицо отвечающее. И за себя, и даже за политику собственной радиостанции. Одно дополняет другое, если хотите - помогает.

- Некоторые люди считают, что надо заниматься только одним.

- Знаете, откуда взялась эта мысль? В своё время при советской власти многие наши соотечественники пытались уйти от официоза. Куда они могли уйти - с палаткой к костру. И складывалось такое ложное впечатление, что автор - это неудавшийся, например, физик. Ну вот из ныне здравствующих и весьма известных авторов Александр Мирзаян, который давно отошёл от физики. Но у него сейчас появилась культурологическая теория, в которой, если покопаться, есть и физика, и высшая математика, и биология, и лингвистика. Это системный подход учёного, который он сохраняет в своём творчестве.

- Придя на радио без специальных навыков, без умения работать с голосом, - как вы всё это осваивали?

- А у меня очень хорошие учителя были здесь, на "Эхе Москвы". Радиостанция ведь создавалась людьми профессиональными. Многие из них были связаны с иновещанием, хотя дикторов нет ни одного и никогда не было. Были великолепные обозреватели, которые умели вытаскивать из любого события квинтэссенцию. Поэтому: хочешь чему-то научиться - обезьянничай, смотри, тащи то, что кажется удачным. Я обезьянничала...

- Жалеете ли вы, что у вас нет профессионального образования?

- Я хотела поступить в Литературный институт. Но тогда мне это было сделать проблематично по анкетным данным. С журналистикой роман начался тоже достаточно рано: классе в 9-м мне очень хотелось пойти на журфак. Но у одной моей подруги мама была старшим чином на журфаке, и она мне сказала: ты знаешь, может быть, ты и поступишь, но гарантии, что ты получишь работу, нет никакой.
    А вообще, может, это звучит самонадеянно, но давайте я сразу поставлю акценты - это гимн не моим способностям, а моим родителям. Дело в том, что многие семьи наших с вами соотечественников хорошо и вкусно давали детям читать в детстве. И эта домашняя школа ничуть не хуже, хотя и не даёт того самого системного подхода, о котором я говорила.

- Как вы относитесь к тому, что многие авторы сейчас выступают в сопровождении больших ансамблей, а то и под фонограмму?

- В своё время была битва с микрофонной культурой: настоящий артист должен петь без микрофона. Потом начались большие баталии с фонограммами... Я могу сказать, что гитара и голос - это особый интонационный ряд. Если человеку его не хватает и ему нужны другие инструменты, то - ради бога, пожалуйста. Фонограмма - тоже палка о двух концах, потому что человек, который её делает, не всегда обладает идеальным вкусом, и бывают случаи, когда авторский смысл оказывается просто задушен. А в целом я не против.

- А сами используете такие возможности?

- У меня есть несколько вещей, сделанных под фонограмму. Другое дело, что петь их трудно. Потому что, когда на сцене у тебя гитара в руках, ты уже при деле. А фонограмма заставляет куда-то руки девать, требует каких-то дополнительных телодвижений, а это уже отдаёт эстрадным приплясом.

Вадим Егоров и Нателла Болтянская


- А чем, кстати, авторская песня отличается от любой другой?

- Не берусь быть экспертом, но мне кажется, авторская песня - это жанр, в котором превалирует поэзия.

- Окуджава говорил, что у него не песни, а стихи под музыку...

- Не споря с Булатом Шалвовичем, добавлю: не только стихи под музыку. Опять же вернёмся к Мирзаяну: существует три составляющих - поэтическая, музыкальная и интонационная. А дальше можно обратиться к школьному литературоведению, согласно которому стиль - это стопроцентное соответствие формы содержанию. Я не понимаю, что такое "соответствие" в данном контексте, но авторская песня - это жанр, в котором музыкальный, поэтический и интонационные ряды соответствуют друг другу в максимальной степени. Вот и понимайте как хотите.

- То есть каждый понимает по-своему. Тогда может ли вообще существовать такое определение?

- А зачем вам определение, чтобы агнцев от козлищ отделить?


- Затем, что мне интересно, по какому принципу существует ваша программа об авторской песне.

- Честно? Только никому не говорите - вкусовщина чистой воды, как и любая авторская программа об искусстве.

- Это нормально, или некое стремление к объективности должно быть?

- Я стараюсь изо всех сил. В качестве лакмусовой бумажки у меня есть концерт авторской песни по заявкам. Я могу миллион раз не любить имярека, но если мне его заказывают, я его поставлю.

- Но не позовёте его в эфир?

- Позову. Другое дело, что я могу держать фигу в кармане, могу что-нибудь ему сказать неласковое. А потом я же сама на своём сайте публикую рейтинги концерта по заявкам. И тут никуда не деться: если мне из раза в раз заказывают кого-то, а я его не ставлю, то меня можно и к порядку призвать.

- То есть голос публики всё-таки важен?

- Конечно, важен. Но при этом хочется не то чтоб воспитать - это очень ответственно... Вот я съездила в Америку, была на двух фестивалях авторской песни - ух, какие там авторы! Их мало кто знает в России. И я их ставлю здесь в эфир, чтобы послушали - какие же классные ребята!

- Пытаетесь найти баланс между популярным и популяризаторством?

- Я пытаюсь, конечно.

- Болтянская-журналист и Болтянская-автор-исполнитель, кто на первом месте?

- Это один человек, честное слово.

Фото в тексте
и на обложке Б. Сысоева

Также в этом номере газеты опубликована автобиография Нателлы озаглавленная "Ежедневное аутодафе" и стихотворения - "15апреля 1912года","Аутодафе","Посвящение Соломону Михоэлсу" и "Два голоса". А.М.