Главная
Новости
Звук
Впечатления
Ссылки
Гостевая книга
О сайте


Интернет-магазин "Озон"

"Пока чинили гильотину"



Казалось нам, что жанр авторской песни себя уже почти исчерпал. Обо всем уже вроде как пропето и не единожды. Разве что и остается как слушать старые, добрые, милые сердцy песни ушедших лет. И вот здесь как откровение всплывает неожидано новое имя. В последний раз для нас таким открытием стала Нателла Болтянская. Случайно набрели мы на ее песни в просторах Интернета - и уже не могли оторваться. Мы таких песен давно не слышали. Это были не те песни, которые пелись у туристких костров, это были не те песни, которые пелись на вечеринках. Такие песни разве что и пели мы когда-то, ошалевшие от собственной смелости, в кругу ближайших друзей. Нателла вернула авторской песне ее суть, если можно так выразиться, ее естество, ее гражданскую позицию. Так давно никто не писал.

Нам было известно имя Нателлы - ее острые и меткие публикации в "Новой Газете", в интернет-издании “grani.ru”. Eе передачи на "Эхо Москвы" снискaли ей популярность по всему миру, где живут люди, думающие и говорящие на русском языке. Ее собеседники - министры и президенты, барды и ученые, политики и просто радиослушатели, левые и правые.  А как она разговаривает в эфире - с экономистами, депутатами, бизнесменами, артистами и самыми обыкновенными гражданами. Она спорит, провоцирует, дразнит, разделывает под орех. Скажем, кто-то из ее собеседников заметил, мол, надо бы конституцию подправить, и немедленный ответ: "Зуб даю - третий срок разрешат!" – лихо о действующем Президенте, не так ли?

При всем тематическом разнообразии ее передач, ее статей, ее песен - их всех обьединяет одно - непримиримость к злу. От кого бы это зло не исходило и какими бы неприятностями эта непримиримость не грозила бы обернуться. У Высоцкого есть строчки -

 "Потому, что добро остается добром
 В прошлом, будущем и настоящем!".

 Так вот Нателла о другом - о зле, которое уж тем более остается злом. И о том, чтобы в настоящем, или хотя бы  в будущем этого зла стало меньше.

Песни Нателлы, как нам кажется, со временем растащат на афоризмы. К примеру, ее строка "... по углам шептались горожане, и ересь все росла из уст в уста..." (Аутодафе) - это же о нас! Кстати сказать, песня эта звучала в прямом эфоре "Эха Москвы" в горячие августовские дни 1991г. А ведь тогда никто не знал, чем этот ГКЧП кончится.  И никто не знал, что ждет тех, "Кто не успел договорить, Пока чинили гильотину." Никто не знал, то ли эта "гильотина" уже навсегда сломана, то ли еще в ремонте.

Одна из первых услышанных нами песен Нателлы "Памяти Мандельштама" напомнила знаменитый цикл песен и стихов Александра Галича "Литераторские мостки". Даже метафорическиe картины стихов очень близки - "одиссея закончится в наскоро вырытой яме" (Болтянская), "В наш век на Итаку везут по этапу" (Галич). Эта близость стилей отнюдь не означает, что Нателла Галичу подражает (а ему подражать просто невозможнo - это как красную шапочку на волка напяливать), она его развивает, продолжает то, что Галич не успел и не мог сделать. Сейчас-то мы знаем, что Нателла еще в школьные годы познакомилась с авторской песней. Сейчас-то мы знаем, что даже в те времена, когда нас пытались заставить забыть не только песни Галича, но и его имя  - она своим одноклассникам его песни пела.

Вот еще одна песня - притча. Представьте себе: "Cредневековая таверна, посетители которой уже прилично выпили. Солдат обращается к бродячему трубадуру -

"Не сотвори меня крылатым
И не зови меня на площадь,
Где ветер флагами полощет,
Чтоб завтра - смерть мою воспеть…"

Ну как здесь не вспомнить "Петербургский романс" Галича -

"Сможешь выйти на площадь
Смеешь выйти на площадь
В тот назначенный час"

И Наума Коржвина -

"Можем строчки нанизывать
 Посложнее, попроще,
 Но никто нас не вызовет
На Сенатскую площадь"
         (Зависть декабристам)
                                    
Есть у Нателлы такая песня "Персияночка" - эдакая проекция истории о персидской княжне и разинском бунтe на гражданскую войну. Песня страшная. Простая и незамысловатая история дочери врача, судьба которой ломана-переломана этой страшной трагедией Революции -

"А потом - офицеры пьяные
Да табачного дыма синь.
А потом - не хочу обманывать,
А сказать все, как есть, нет сил."

Революция - это никакое не торжество идей социализма, а жуткая беспросветнaя трагедия. Призыв силой отказаться от писанных законов государства - это еще и призыв отказаться и от неписанных законов людских, вообще любых законов.  Приходит на ум "Доктор Живаго"- именно за это, за изображение революции как трагедии каждого отдельного человека, и был бит Пастернак и запрещен этот роман. И героине Нателлы Болтянской, как и тысячам других жертв революций, остается только вспоминaть "..звон малиновый \ Над очищенною землей" когда  “…К горлу лезет осадок муторный  /  И уже не спасает спирт.”.

Нателле,кажется, удается все - меткие зарисовки по мотивам  известныx произведений - к примеру, "Тараканьи бега" по Булгакову:

"Верьте дурному сну,
Люди в мундирах рваных!
Кто проиграл страну,
Ставит на тараканов.
Все, что осталось, трать,
Если забыть не в силах –
Мчит тараканья рать
Где-то в полях России."

Невероятные проекции библейских сказаний на нашу современность, когда египетские казни ассоциируются с саперными лоптаками спецназа или Моиссей вдруг обретший облик сегодняших и вчерашних лидеров -

"Пролетели века, и опять суховей
Опаляет идущих сограждан…
Нас (который по счету) ведет Моисей
К утоленью неведомой жажды…"
 
Страшные, почти забытые  страницы истории - еврейские погромы, Вторая Мировая Война. Если бы Нателла написала только одну песню "Бабий Яр" ее имя уже вошло бы навсегда в анналы авторской песни. Песня невероятно эмоциональная, страшная, яркая, да еще исполненная на чудовищном надрыве -

 " ...Мама, почему ты плачешь
     Пришивая мне на платье
     Желтую звезду?"

Исполненные в одном концерте и на одном дыхании две песни - "Мария Магдалина"  Михаила Чегодаева (известнейший, между прочим, египтолог, древний мир знает как никто другой) и ответ Натeллы на эту песню - буквально завораживают. Слушаешь и видишь как на восточном базаре "на ковре под звуки бубна" танцует танцовщица, как "звякают серьги и косы мелькают, бубен далеко в окрестностях слышен".  Вот даже если бы никогда мы не бродили по Иерусалиму, все равно бы представили его, так ярко, красочно и трагично он нарисован.

У Нателлы есть две песни, связанные общим сюжетом. Первая из них называется "15 апреля 1912 года". Так сразу и не поймешь,   что там случилось. Спокойное повествовавние о морском круизе и лишь последние строчки "Мы у двери рая…/Плывет "Титаник". Оркестр играет. /А время – к полночи. Вот и все." проясняют эту интригу. Оркестр играет - видимо образ этот так ярок, что Нателла продолжила второй песней "Титаник". Корабль тонет и как кульминация –
 
"Уже под ногами и мокро и зыбко,
Но, снова во здравье, не за упокой –
Над морем звучит полоумная скрипка,
Ведомая вверх дирижёрской рукой.
Корма оседает. Вода прибывает…
И лишь оркестранты беспечно мудры:
Они на прощанье друг другу кивают,
И всё-таки не прекращают игры.
Образ оркестра на палубе тонущего корабля  - это ли не сюжет! И как заклинание можно повторять
Но, главное, чтобы не сбился оркестр
На палубе тонущего корабля!"


  Авторы статьи София и
  Владимир Меркуловичи
  (Сакраменто,2005 г.)