Главная
Новости
Звук
Впечатления
Ссылки
Гостевая книга
О сайте


Интернет-магазин "Озон"

Австралия (заметки на лету). Часть 3(обитатели)

Наверное,   самая большая достопримечательность любой страны – люди, с которыми  общаешься в поездке…. Надо сказать, что люди в Австралии мне попадались исключительно особого фасона. Каждый – своего. Миша Золотарев -  первый, кто встречал нас в Сиднее, знать особо не  зная, кто мы такие. Ну, про наличие мозгов как-то и говорить  неловко. Как я понимаю, весьма неслабый специалист  в своей программистской деятельности. Плюс   к этому  блестящий музыкальный импровизатор. Мишина мама Полина – преподаватель музыки. Ее частенько просят: научите играть, как играет Ваш сын.   - Я и сама так не  умею,- отговаривается Полина. Еще Миша всегда спешит.  Потому что  жаден до жизни, как  Гарпагон до  золота.  Был он по-моему везде, причем    любимая форма путешествия – на велосипеде,  с минимальными удобствами и с бедолагой сыном, которому, по его собственному выражению, ветер всегда дует «в морду». Прыгать с тарзанки в воду – пожалуйста,  ездить по каким-то богом забытым глубинкам Юго-Восточной Азии – легко и непринужденно.  А  еще у Миши есть Лара. У Лары  - беспокойная семейка,    отличный голос и  серьезное положение в банке, в котором она работает.  По-моему два   исключительно заводных мужика в доме  дали ей такой иммунитет ко всякого рода беспокойствам, что     ее закалке можно только позавидовать. Несколько слов про самого младшего члена семьи - Борьку. Надо заметить, видели мы его только фрагментарно, поскольку папины гены  не позволяют ему передвигаться со скоростью, меньшей, чем скорость  света. По-русски говорить может, но не особо любит. Помимо школы, ребенок  занимается музыкой,   прилично знает латынь, имеет   черный пояс неясного назначения,  ездит верхом….Далее – везде.
 В процессе  «натурализации»    ребята прошли, как я понимаю, всякое -  адаптацию в стране легкой назвать никак нельзя. Пыльный сельский  городишко, где была работа, отсутствие        соплеменников. Правда, насколько я поняла, и Лара, и Миша  с нежностью вспоминают австралийцев, с которыми столкнулись в этом  то ли Бандануне, то ли   Бангендоре.
Нужно заметить, что в силу   постоянно действующего цейтнота Миша каждый день поручал  нас  разным людям,  и каждый чем-то запомнился.
Леша – химик, Мишин товарищ. Человек, который   рассказал нам о том, что       воздушное пространство является в Австралии такой же собственностью, как и само здание, вокруг которого существует пространство. А еще в разговоре упоминал разбросанную по всему свету семью во главе с   девяностолетней мамой, живущей в Хайфе.
Ира, мама двух мальчиков,  красавица и умница.  Работала…кем только она не работала,  включая   модель,  благо данные   вполне   позволяют.  Ирин  муж австралиец   устроил в доме своего рода   русский салон.  Я очень удивилась, когда  мне его показали на моем концерте, по-русски этот человек не говорит.  Но, по Ириным словам,   многое   понимает интонационно.
 .Лазарь -   провел для нас потрясающую экскурсию по Уотсонс Бэй. Там  достаточно   интересных мест -   якорь, оставшийся,  как памятник излишним амбициям -  погибшей в 1857 году экспедиции Данбара. Капитан хотел как можно скорей  бросить якорь у берега и считал, что это возможно сделать ночью, а в результате  121 из 122  участников экспедиции погибли. Оставшийся  в живых и поставил этот памятник. Места, связанные с  именем  ученого Миклухо-Маклая. Все рассказанное Лазарем было им тщательно подготовлено и даже законспектировано. Я, если честно, до сих пор подозреваю, что   основная цель экскурсии была  не  показать нам эти изрезанные берега, а вовсе даже  – потрясти  молодую жену Анжелу, но нам  достался  остроумнейший собеседник  и очень милый человек. Да и Анжела,  как мне кажется, осталась довольна.
Лина и  ее семья… Много лет назад  из Одессы уехал мальчик Алик. Независимо от него -  девочка Лина, которой не дали  ее  заработанный диплом медучилища,   ибо знали, что семья   собирается эмигрировать. То ли бланки экономили, то ли  не хотели давать  «путевку в жизнь»  …  Потом они  поженились… Потом  у них появилось шестеро детей, огромный,   ужасно какой-то теплый дом… Лина меня убила наповал вопросом - нельзя ли в России провести вакцинацию от  онкологического заболевания, о котором известно, что оно имеет вирусную природу.  Она  готова этим заняться…   Напомню,  уехала она  еще из Союза в семидесятые годы. Закончила   медицинский,  практику, как говорят в России, проходила в Бостоне, затем долго работала на  SBS… Впечатлила меня история про ногу, рассказанная Линой  накануне нашего отъезда. Когда  поженились с Аликом, денег  в доме не было, а в Брисбене можно было купить очень вкусные чьи-то ноги, уж не помню, свиные или говяжьи, а может, и бараньи.  . И она ездила на поезде  в этот Брисбен, покупала вожделенную ногу и по пути обратно размораживающаяся нога капала ей прямо на нос…    Вторая  прелестная Линина история  - о том,  как  жили они в  общежитии в Вене сразу после отъезда из Союза. И ночью из окна увидели  поджидающую клиента проститутку. «Ах!!! - закричали   эмигранты. Собрались большим коллективом в  той комнате, из окна которой был наилучший обзор, и наблюдали  всю ночь… Барышня уходила с клиентом, потом возвращалась, а   бывшие советские граждане    получали впечатления…
А еще Лина  хочет, чтобы в Австралию приехали  выступить Людмила Улицкая и Тимур Шаов. «Я сама буду готовить им обед, честное слово, я это хорошо делаю!»,- говорит  Лина, и желтый бриллиант  отбрасывает блики на стены.  Честное слово, я уже доложила и Люсе, и Тиме,  я бы на их месте  помчалась покупать билеты в Австралию   даже  только в перспективе обеда из лининых рук.
А еще   Миша Канторович, капитан Сиднейской команды КВН. Наш последний вечер в Австралии был у него дома.  И потом уже я оценила  в самом КВНе – вечный чемпионат континента Сидней-Мельбурн…Мельбурн-Сидней. Так вот, перефразируя анекдот про   Гиви, который «по проспекту Шота Руставели на белом Мерседесе», один из  участников  демонстрировал крутизну словами «А я на катере Канторовича ж-ж-ж-ж…». А Канторович  милый такой, усталый человек, который тихонько о чем-то  говорил весь вечер с моим мужем, а напоследок сказал нам:  будет совсем хреново, приезжайте сюда. Поможем пересидеть…
Про наших  отелевладельцев из Нельсон Бэй я  уже рассказывала в первой части, тоже, как говорится, не из бумаги ребята.
  В Мельбурне нас прямо на выходе из самолета встречали Юра Розман, организатор поездки  и Изя Друкман – вдохновитель. Когда мне позвонила из Израиля  Жанна Романовская, организатор моих израильских   гастролей, и спросила, не хочу ли я в Австралию съездить, я сказала, что очень хочу, но была уверена, что это так, разговоры… А потом у меня дома раздался звонок и  мужской голос как будто с соседней улицы произнес: «Здравствуйте, я Изя Друкман из Мельбурна.  Хочу Вас спросить, как у вас  такие  еврейские песни  получаются?»  Я растаяла, как вы понимаете, сразу, но  была полна скептицизма. А потом  появился Юра, и все пошло-пошло-пошло.  
  Жили мы в доме у  Нины  и Володи Богатыревых, которые  как-то сразу так приняли нас в семью.  Я правда слышала, что даже   плохоуправляемый мальчик Степа Мищук  Нину слушается и побаивается. Честно говоря, самое   мощное впечатление от  жизнелюбия и какого-то, не побоюсь пафосного слова,   очень обыденного мужества тяжелобольной хозяйки дома.  Да, она  не всегда хорошо себя чувствует, она быстро устает, но она     с интересом     расспрашивает о том, что происходит сегодня в России, она   смеется и удивляется, она закатывает Лукулловы пиры каждый день, она тащит нас      гулять и    заботится о  том, что мне надо привезти из Австралии подарки куче народу. Володя     верный рыцарь своей королевы и     повелитель драконов. Настоящий повелитель, между прочим. В доме живет их – бородатых драконов -  целых пять штук. И еще дети, уже взрослые, живущие отдельно, и еще папа Нины Иосиф,  составивший сборник   воспоминаний мельбурнцев – бывших советских граждан, переживших  Холокост… Книга написана на 2-х языках потому, что она написана для внуков и правнуков, которые  в большинстве своём, если и говорят, то, УВЫ, не читают по-русски.
Посиделки у Изи Друкмана.  Куча народу, из  которых я знаю только хозяина дома и Юру. Потом узнаю  слышанного уже на  диске  Зиновия  (Зорика) Комма. Потом   к нам подходит старший  брат Изи, Макс или Эммануил, он  - блестящий фотограф, и весь – такая   ходячая  история – второй мировой и Холокоста, семьи, раскиданной от Мельбурна до Рио де Жанейро  и    памятника жертвам  нацистов  в Черновицкой области…. Деньги на памятник собирали в прямом смысле слова всем миром.   А Максовы «Фотооткровения»  - обо всем на свете от Чукотки до поссумов в его собственном саду…»Фотооткровения» - это альбом, изданный на трех языках – русском, украинском и английском.  А Максова  абсолютно библейского величия Сара, которая   очень мало говорит, и очень   гордится своим  Максом. А его дочка  красоты немерянной. Когда было решено ее сфотографировать для  кучности кадра сидящей на коленях у моего мужа, я всерьез заволновалась…
Изя как-то необычайно уютный человек.   Работает он садовником. И почему-то есть такое  чувство, что он может  договориться с огромными в три обхвата (я не шучу) фикусами, и  их корни перестанут поднимать асфальт и крушить стены дома – такое бывает в  благодатном  австралийском климате.  И вы  хорошо подумайте, прежде, чем в следующий раз поливать свои горшок с    небольшим кустиком, а то Изя – далеко… И  весь клан, точнее видимая в Австралии часть клана Друкманов-  Макс, Сара,  Элла, Изя, Валя – все они как-то вдруг оказались    не чужими-   процесс общения был скорее процессом узнавания, я не могу  это объяснить иначе… Кроме того, Друкманы рассказали мне историю про  Буковинское село Испас, историю неоднозначную, непростую … Комментировать, пожалуй, не готова, а  песня уже появилась.. 
Инна Бабчук.   Удивительный дар у нее – оказываться рядом с тем, кому она необходима в  тот момент, когда она необходима. Добрый теплый человек. А уже в Москве я услышала. как она поет….
Сергей, чьей фамилии я так и не узнала. Уехал из Одессы черт знает, когда, лет  тридцать с лишним тому назад. Великолепный русский язык,     удивительные манеры, только все время спрашивает: так (или вот так) можно сказать?   Накануне нашего отъезда из Мельбурна притащил нас в  небольшой ресторанчик с   вкуснейшим мясом. Меню в этом ресторане подавать не принято. Единственный вопрос - как, до какой степени пожарить мясо. Под конец трапезы к нам вышел очень немолодой хозяин . Минут  пять проговорили по-английски,  а потом дедушка подумал и  выдал: Po dikim stepyam Zabaykalya…  Дедушка, оказывается, серб… А  затем неугомонный Сережа повел нас в парк кормить тех самых поссумов, которые являются личными врагами всех уважающих себя домовладельцев в Мельбурне и не только.
 Гриша  Брескин,   с которым мы  словно  попали на машине времени в  город  девятнадцатого века – Балларэт. Педантичный до занудства,  с весьма ядовитым  юмором,   чуткий   и трепетный.  Гриша – бакинец. Когда выяснилось, что моя мама – тоже бакинка, то в день отъезда Гриша  принес мне для нее небольшой подарок:    - диск со слайд-шоу старого Баку….
Зорик Комм.  Носитель сокрушительного обаяния. Автор   забавных и тонких песен.  Его  песни звучали и будут звучать еще на волнах «Эха». Звезда  Мельбурнской  команды КВН (Ах, как хорош он во фраке, и в…ночной рубашке в образе ангела…)  Между прочим,   спонсировал меня собственной гитарой на концерт. Я бы сама – сильно подумала, давать ли незнакомому человеку  свой инструмент.
 А, как я понимаю, долго зревшая в  недрах   подсознания фраза, оставшаяся в песне Зорика: Пролетайте над Австралией, пролетарии всех стран!» Можно, я тоже подпишусь под ней? 
Дмитрий Волжский,  хороший поэт, впрочем  и его  поклонники авторской песни  могли  слышать  в передаче  об австралийских бардах    .
Ира  Бортник,     боевая Юрина подруга с ее  светлой улыбкой и   нежным вниманием… Помогла во всех наших начинаниях, от  прогулки по вечернему пляжу до покупки     остромодной обуви «угги», непонятно зачем производимой в  жаркой Австралии и вполне подходящей детям для зимы в северных широтах….  
А  Иосиф,  широкой   души человек, напоследок, презентовавший мне…гитару.  Пальто – не надо, и, замечу, видел меня  Иосиф всего два раза в жизни…
И, наконец, сам Юра Розман, президент  Южного Креста – так называется Мельбурнский  клуб авторской песни. И человек хороший, и собутыльник отличный,  а еще – кроме шуток. Александр Городницкий и Вадим  Егоров,  братья  Мищуки и   дуэт Иваси, и  совсем-один Алексей Игоревич Иващенко с семьей,  все, кто приезжал за океан   в поисках благодарной аудитории   -  могут  подтвердить: без него, точнее, без них, Юры и Гриши, здесь уж точно ничего бы не стояло. И никаких «Апостолов» они бы не увидели,  правда  от Егорова я бы это  зрелище утаила – ведь именно после его тяжелого взгляда   «пал» очередной каменный исполин.
Еще хочу сказать, что   все    члены Юриной семьи  чрезвычайно интеллигентны и симпатичны. В частности, сын Саша, который получил  приличное образование в Англии,  совершенно владеет русским языком, что дорогого стоит   в англоговорящей стране. Надо сказать, что Саша провел с нами достаточно много времени, как мне показалось, по собственному желанию, а не из вежливости, что  заставляет предположить наличие интереса к  нам.  А ведь не только далеко и в атмосфере другого языка, и в России, и в Москве  выросшие дети живут собственными интересами, не заморачиваясь родительскими посиделками.
Саша и Ася Таубе. Замечательный, какой-то очень московский интеллигентный дом,  в котором было так уютно и тепло пить коньяк после концерта.
Анна и Гриша Вайсманы. Подарили нам удивительный, собственного изготовления фильм, в котором мы увидели все, что не успели посмотреть в Австралии воочию.  А Гришины съемки моего концерта я еще надеюсь увидеть.
 Вот такая история - ездишь по свету. А потом скучаешь по  новым и новым друзьям. Остается добавить несколько общих наблюдений. Все встреченные нами люди были  абсолютными патриотами Австралии. Все они  достаточно  много работают. Это не мешает им заниматься еще чем-то для себя. Какой классный, острый и забавный КВН мне подарили напоследок!   Вы будете смеяться, но уже – опять – хочется в Австралию

Миша Золотарев по дороге в Нельсон Бэй  общается с симпатичным другом человека
Миша Золотарев по дороге в Нельсон Бэй  общается с симпатичным другом человека
Ира - наш гид по одному из Сиднейских зоопарков
Ира - наш гид по одному из Сиднейских зоопарков
Экскурсия по  Уотсонс Бэй. Лазарь и Анжела.
Экскурсия по  Уотсонс Бэй. Лазарь и Анжела.
Наш отелевладелец в Нельсон Бэй - Том
Наш отелевладелец в Нельсон Бэй - Том
Алексей и хозяйка отеля Лиенн
Алексей и хозяйка отеля Лиенн
С Ниной и Володей Богатыревыми в Сорренто
С Ниной и Володей Богатыревыми в Сорренто
Посиделки у Изи Друкмана.Поет Зорик Комм. Крайние слева - видеолетописцы Анна и Григорий Вайсманы
Посиделки у Изи Друкмана.Поет Зорик Комм. Крайние слева - видеолетописцы Анна и Григорий Вайсманы
Посиделки у Изи Друкмана 2
Посиделки у Изи Друкмана 2
В гостях у Макса Друкмана (все в обязательных австралийских шляпах)
В гостях у Макса Друкмана (все в обязательных австралийских шляпах)
С Юрой, Валей и Изей
С Юрой, Валей и Изей
С Эллой
С Эллой
С Инной Бабчук в Рододендрон-парке
С Инной Бабчук в Рододендрон-парке
На смотровой площадке по дороге в Коала-парк
На смотровой площадке по дороге в Коала-парк
Таким остался в памяти Сережа - красивым, элегантным и с фужером прекрасного австралийского вина.
Таким остался в памяти Сережа - красивым, элегантным и с фужером прекрасного австралийского вина.
В клубе бардовской песни "Южный крест". На переднем плане Юрий Розман - Президент клуба
В клубе бардовской песни "Южный крест". На переднем плане Юрий Розман - Президент клуба
Прогулка по пляжу с Юрой Розманом
Прогулка по пляжу с Юрой Розманом
Прогулка по вечернему пляжу с Ирой Бортник
Прогулка по вечернему пляжу с Ирой Бортник
На смотровой площадке с Александром Юрьевичем Розманом. В поездке к двенадцати апостолам он был видеооператором.
На смотровой площадке с Александром Юрьевичем Розманом. В поездке к двенадцати апостолам он был видеооператором.
Саша и Ася Таубе
Саша и Ася Таубе