Главная
Новости
Звук
Впечатления
Ссылки
Гостевая книга
О сайте


Интернет-магазин "Озон"

Мемориальный музей истории политических репрессий "ПЕРМЬ-36"

«Пилорама-2007» - международный форум, в третий раз проходящий в 200км от Перми в Кучино, где находился  один из последних политических лагерей в России. Журналисты, правозащитники, барды, просто молодняк, живущий в палатках на берегу реки. Пара милицейских машин для охраны порядка. Сотрудники музея, вполне  современные
люди без  маниакального огонька  в глазах. Шарят в интернете, читают книжки  и …лелеют вот такой памятник бесчеловечности системы. Музей «Пермь-36» стоил
  пары инфарктов  директору, историку Виктору Шмырову… И держится на энтузиазме Шмыровской команды.
 А может быть, на   нестираемой, гневной и болезненной памяти тех, кто был страницами настоящей, неотлакированной истории нашей страны.
 «Пермь-36»  лагерь-музей.  Все можно увидеть и потрогать. Прострелочный коридор и барак усиленного режима. Участок особого режима. Карцеры. Прогулочные дворики  размером примерно два с половиной на два с половиной метра.  Имена  диссидентов, живых и мертвых,  которые  сидели  в этом лагере.   Здесь очень много места и очень мало пространства. В какой-то степени – это и есть понятие несвободы.  Это   - неволя. Круглые сутки под наблюдением.  Неважно,   следит за тобой конвойный через глазок камеры  или наблюдают сокамерники во время отправления естественных надобностей.  Зона в Кучино как будто на ровном месте. Ничего, кроме лагеря-музея, пары домов и относительно недавней постройки – интерната для умственно отсталых. То есть,  прямая
  возможность  пристально наблюдать за теми, кто внутри колючей проволоки, и  за теми, кто приезжает навестить сидящих. Я не давлю на слезу. Я   пытаюсь представить  степень  подневольности этих людей. Общий режим, строгий, усиленный и особый. Различия – в  количестве писем и свиданий.  В  возможности  маленькой и большой вохры   отравить, а то – и оборвать  жизнь конкретного человека.  Например, поэта Василя Стуса, погибшего при неясных обстоятельствах в камере штрафного изолятора,  когда стало известно, что Генрих Белль выдвигает Стуса на нобелевскую премию.  Среди кучинских сидельцев участники освободительных движений тогдашних советских   республик,   эдакий  союз нерушимый… Украинцы и литовцы. Эстонцы.. Арсений Рогинский, председатель правления «Мемориала»  совершенно серьезно говорит, что в лагерях тогда было модно (!!!) изучать японский язык…Некоторые выучили.  Семь языков  выучил в  зоне Балис Гаяускас, отсидевший в общей сложности 37 лет.    Альтернативная  культура. Весьма альтернативная, поскольку культура по-лагерному – это строем на идеологически проверенный фильм. А за отказ идти  все тот же шизо.
  А мозги надо было загружать, поскольку окружающая действительность  могла сделать из тебя    животное, ведомое лишь ослабленными  вечным недоеданием рефлексами. Неспособное  на    чувства  и  мысли.  «Выпускники» политических зон,  первопроходцы  независимости бывших ССР, ныне  члены правительств своих государств. Видимо, кое-чему обучились. Сегодня ходит такая байка:  группу политических отправили на какие-то работы за пределами лагеря. То ли коровник строить родственнице  начальника, то ли еще на какую хозяйственную потребу. Когда работа была закончена, бабушка сказала благодетелю: какие люди-то хорошие, честные. На что он ответил: у нас х…евых не содют.  
Дети разных народов. Сидевшие не за кражи и не за убийства, а за собственные мысли.  После 20 съезда КПСС   политическими стали те. Кто думал иначе, чем дозволялось.  Все, что мне удалось увидеть в «Перми-36»  и услышать от  Рогинского –  не «ужастики»,  а  нескончаемый размеренный ужас.  Каждый день    в течение нескольких лет.  Насколько я поняла,  люди, прошедшие через  политические зоны, воспринимали их, как, может быть, неадекватную, но –  плату за возможность  свободы. Собственной свободы и  свободы нас с вами. Свободы, которую сегодня мы теряем так же быстро, как и неощутимо. Плата, по моим впечатлениям,  высочайшая.  Снова картинкой  рассказ Рогинского  о том, как у него зуб заболел – в зоне. А зубной врач  приходит раз в месяц… А лекарство одно – укол и клещи. А на Рогинском     уколы кончились. Перенес. Вернулся в барак. А зуб все равно болит. Пошел опять  к доктору. А та смеется: так у тебя ж два зуба больных. Второй вытерпишь без укола?
По словам Арсения Борисовича  самое тяжкое в зоне – отсутствие цвета. Как в прямом смысле слова, так и некой окраски жизни -  все   в нескольких  оттенках. Глаз замыливается. Чувства тоже,  чудовищная тоска  по детям.  Я не решилась задать вопрос о  жене. Он ответил сам – не по женщине, как «техническому устройству», а именно  по человеческой близости.
Говорят, человек привыкает ко всему. Наверное,  это так. И все-таки  те, кто прошел  Пермь или Темники или  другие лагеря,  не привыкли.
Они знали, на что шли.  Осечку в их отношении система не давала.  Поблажки были только для тех, кто   начинал «сотрудничать» со следствием, попросту сдавая  своих единомышленников.  И все-таки кто-то выходил на площадь,   издавал «Хронику».
Распространял книги Солженицына. Вспоминает ли Александр Исаевич сегодня тех, кто шел по семидесятой статье за «Архипелаг  Гулаг»? А если вспоминает,  то -
  до или после публичного респекта   власти, чьи  действия уже вызвали ассоциации  с эпохой «Перми-36»? Ну,  да Бог ему судья…  Я как раз о тех,  кто  дергал власть вчерашнюю и  не особо приятен власти сегодняшней.
Они просто очень высоко ставили свои чувства и мысли.  Они готовы были платить за эти чувства и мысли. Платить цену, не предусмотренную  официальными приговорами.  Лишение свободы не есть лишение нормальных человеческих  потребностей. И, на мой взгляд, главная ценность этого лагеря-музея «Пермь-36» - дать подумать каждому, чего стоит  ваша человеческая начинка и как вам придется платить за нее.

Лагерь "Пермь-36" - типичный лагерь ГУЛАГа.Почтовый ящик №УТ 389/36 д.Кучино,Чусовского района,Пермской области.  На переднем плане блок усиленного режима (БУР).
Лагерь "Пермь-36" - типичный лагерь ГУЛАГа.Почтовый ящик №УТ 389/36 д.Кучино,Чусовского района,Пермской области.  На переднем плане блок усиленного режима (БУР).
Участок особого режима политлагеря "Пермь-36". Здесь отбывали заключение:Иван Гель - в1987г. был избран председателем Комитета защиты Украинской греко-католической церкви, членом рабочей группы защиты украинских политзаключенных.(В40-х - 50-х гг Участок особого режима политлагеря "Пермь-36". Здесь отбывали заключение:
Иван Гель - в1987г. был избран председателем Комитета защиты Украинской греко-католической церкви, членом рабочей группы защиты украинских политзаключенных.(В40-х - 50-х гг.в пермских лагерях содержался его отец - участник украинского националистического подполья Андрей Гель).
Балис Гаяускас - провел в лагерях более 35 лет своей жизни. В заключении стал лауреатом премии Комитета Мира и Свободы(США, Хьюстон).После освобождения был членом Сейма Литвы, председателем комиссии по деятельности КГБ.
Василь Стус - В 1972г. осужден за публикацию стихов за рубежом.В 1985 г., находясь в заключении, был выдвинут на соискание Нобелевской премии в области литературы.В ночь с 4 на 5 сентября 1985 года погиб при невыясненных обстоятельствах в камере штрафного изолятора.
Левко Лукьяненко - Одним из первых сформулировал основные положения правозащитной деятельности. После освобождения был председателем Украинской республиканской партии,Чрезвычайным и Полномочным послом Украины в Канаде, депутатом Верховной Рады Украины. Автор Декларации о независимости Украины.
Сергей Ковалев - В 1968г. создал "Инициативную группу защиты прав человека в СССР". С 1971г. редактор правозащитного бюллетеня "Хроника текущих событий".Член правления Музея ГУЛАГа "Пермь-36".
И многие, многие другие.
Место для прогулки заключенных. Вид сверху. 2,5Х2,5м.

Место для прогулки заключенных. Вид сверху. 2,5Х2,5м.
Место для прогулки заключенных. Вид снизу.

Место для прогулки заключенных. Вид снизу.
 Слева-направо: Нателла Болтянская, Арсений Рогинский(председатель правления Международного общества "Мемориал"), Анатолий Кононов(Судья Конституционного суда России) в камере блока усиленного режима(БУРа)  

Слева-направо: Нателла Болтянская,
Арсений Рогинский(председатель правления Международного общества "Мемориал"),
Анатолий Кононов(Судья Конституционного суда России) в камере блока усиленного режима(БУРа)
Интерьер камеры БУРа

Интерьер камеры БУРа
Интерьер камеры БУРа

Интерьер камеры БУРа
На этой сцене проходила концертная программа Международноро Форума "Пилорама 2007".Здесь выступали: -Синтез-театр POST-Vog(Пермь);-Вологодский камерный театр;-Александр Филиппенко с моноспектаклем "Один день Ивана Денисовича";-Нателла
На этой сцене проходила концертная программа Международноро Форума "Пилорама 2007".
Здесь выступали:
-Синтез-театр POST-Vog(Пермь);
-Вологодский камерный театр;
-Александр Филиппенко с моноспектаклем "Один день Ивана Денисовича";
-Нателла Болтянская, Николай Браун, Виктор Вершинин, Любовь Захарченко, Ксения Машкова, Ольга Чикина, Елена Решетняк , Евгений Матвеев, Максим Кривошеев и многие другие.
Открывает концерт бывший политзключенный лагеря «Пермь-36», поэт и бард Николай Браун, исполнивший «Этапный рок» - балладу, написанную в лагере «Пермь-36» вскоре после прибытия сюда первого этапа из мордовских политлаге
Открывает концерт бывший политзключенный лагеря «Пермь-36», поэт и бард Николай Браун, исполнивший «Этапный рок» - балладу, написанную в лагере «Пермь-36» вскоре после прибытия сюда первого этапа из мордовских политлагерей и посвященный этому трагичному этапу.
Поет Нателла Болтянская
Поет Нателла Болтянская
Поет Виктор Вершинин (Пермь)
Поет Виктор Вершинин (Пермь)
Выступают Елена Решетняк и Алексей Симонов
Выступают Елена Решетняк и Алексей Симонов
На сцене - Любовь Захарченко, Ксения Машкова, Елена Решетняк, Ольга Чикина.
На сцене - Любовь Захарченко, Ксения Машкова, Елена Решетняк, Ольга Чикина.