Главная
Новости
Звук
Впечатления
Ссылки
Гостевая книга
О сайте


Интернет-магазин "Озон"

Лондон

Неожиданно для самих себя  попали в Лондон.   И сразу спасибо нашему «гешвистеру» Алексею Наровлянскому, чья  выставка послужила   императивом. Спасибо Алле Булянской, в галерее которой проходила выставка и Лене Поликовской, которая познакомила меня с Аллой.
Но про выставку – дальше.  Первая встреча в Лондоне – с Юлием Дубовым,  автором «Большой Пайки» и «Меньшего зла». Юлий Анатольевич успел провести для нас  короткую и емкую экскурсию по Пикадилли, показал Пикадилли Серкус  , Сен-Джеймс-парк, лишенный цветов напрочь по воле одной ревнивой королевы, чей супруг по ночам шастал к возлюбленной через Сент-Джеймс- парк и по дороге собирал там букет.  А поутру возвращался к ее величеству, как Вы понимаете, без букета…  Королеве это надоело,  и она приказала уничтожить цветы в парке.  Век это был, по-моему, семнадцатый, а цветы  там с тех пор не растут…
   А еще Дубов объяснил, что правильно, по-английски пиво нужно пить так: пинта пива, пятьдесят грамм виски. Мы  поверили на слово… 
   Очень много памятников в Лондоне. Кому хотите. Я не говорю про  самые разнообразные их величества, сиятельства и благородия. Замечательный памятник Черчиллю, к сожалению, мы его неудачно сфотографировали. Памятники всем африканцам, азиатам и жителям  больших и малых   стран, которые сражались и погибали  за Британскую Империю.
 Памятник всем жителям Канады, которые тоже сражались и тоже погибали…
  Памятник погибшим в первой Мировой Войне…
 Потрясающий барельеф  в память о Второй Мировой Войне.
 А еще – скамейки в Гайд-парке, на спинках  которых вырезаны  надписи: в память такой-то  или такого-то (годы жизни и смерти).  Не  гранитный обелиск, памятник – эта самая лавочка… Почему-то горло перехватывает…
  То же самое в  Челси. Челсийский госпиталь,  который  в каждую мировую войну  подвергался бомбардировкам. Оба раза  восстанавливался. Кстати, во время первой ( в 1915 году) на северное крыло госпиталя  упала 500-килограммовая немецкая бомба, и погибло… 5 человек (!!!) А еще в Челси на кладбище есть  крошечная могила. Ее обитателю предложили занять место  на кладбище в Челси еще при жизни. Естественно, денег попросили. Требуемой суммы у него не было, и просители удовлетворились той суммой, коей располагал будущий покойник. А  когда он почил, его похоронили на Челсийском кладбище… стоя.

По Гайд-парку ходят важные утки, важные гуси-лебеди. Они, оказывается, личная собственность королевы…   Иногда важно подходят к гуляющим и важно просят жрать.     По  специальным дорожкам ездят велосипедисты. По  другим специальным -  всадники. А на переходах через дорогу загорается зеленый и красный свет  для пешеходов, велосипедистов и конных.  Конная полиция выглядит   горделиво и празднично. Они едут по городу с  «боевым кличем» и  чувствуют себя на коне не только физически.
В каждом парке – памятная аллея Принцессы Дианы.  Клумбы и аллеи памяти  самых разных достойных людей, садовая архитектура,  и преспокойно завтракающие , загорающие и целующиеся на траве пары.
 
Никто никому не мешает…
Вокзал Чариг-Кросс.  Ожившая страница из Конан-Дойля и многих других  авторов 
Отдельный номер для меня был Фортнум.  У Голсуорси,  кажется, у Теккерея и уж точно еще у  нескольких английских писателей  упоминались Фортнумовские лепешки, как что-то очень вкусное. У меня хватило силы воли их не попробовать:) Зато хороша история постройки  магазина  - он знаменит, как дореволюционный Елисеевский. Однажды к очередному британскому величеству обратился приближенный, посетовав, что величество  деньги ему  не платит.
-А что ты у меня делаешь?-   спросил король.
 –Гашу свечи, когда ваше величество выходит из комнаты.-
-Ну, так забирай себе огарки….
На огарочные деньги Фортнум и построили.

Степень вавилонности города описанию не поддается. Мне казалось, после Нью-Йорка   все остальные города будут казаться этнически гомогенными.  Но Лондон  в этом плане поразил.  На пятый день я научилась на слух  узнавать китайцев, ни слова не понимая, о чем они.  Очень много арабов – и  с дамами в хиджабах и с дамами в мини. Причем дамы- арабские.  Полно русскоговорящих. В какой-то момент я столкнулась с   пожилым человеком, пугающе, дословно похожим на папу. А папа умер в 2000 году.  Я даже рот открыла, чтобы окликнуть его.  И вдруг решила, что если есть жизнь там, потом, то  пусть она будет, даже  при отсутствии в папиной жизни потом – меня…  Кстати, несколько дней спустя мы видели на улице   уже другого человек, напоминающего    недавно ушедшего  американского товарища – Толю Штейнпресса…  И странное такое чувство – может, так  бывает – в городе моих школьных  английских изложений?
 Плывем на кораблике до Гринвича. По дороге  фотографируем  здания, которые  привлекают внимание.  Фотографирует Алексей Наровлянский, который в архитектуре понимает  несколько больше, чем  мы с мужем, вместе взятые. Поэтому на его снимки стоит посмотреть
Блошиный рынок в Портобелло.  Первое впечатление – молодой  афроангличанин, играющий на страннейшего вида барабане. Играет он почему-то «Половецкие пляски». Звучат они, как из-под оркестра. А барабан – это такая вогнутая поверхность из металла. На ней – помятости разных форм и размеров. Каждая помятость звучит, как   отдельная  нота, сыгранная  разными
музыкальными  инструментами.
Рынок в Портобелло – это магазины и магазинчики. И еще много  людей, торгующих прямо на улицах.
В  любом магазинчике – куча народа.  Продается все -  разной степени старины и старости. Наровлянский купил там пару интересных для себя вещей,  а я не могла  поднять челюсть. Потом это все слилось в   пеструю ярмарочную карусель, из которой помню только начищенную старинную кассу, я так и не поняла, продается она или   служит  по назначению.  И  еще запомнила  копье-меч  со щитом из буйволиной кожи.
Страшное для  автомобилиста с полуторагодовалым стажем праворукое движение. Двухэтажные автобусы. Левый поворот по-лондонски мне снится до сих пор.  Вежливые водители и не очень вежливые, зато весьма шустрые пешеходы,перебегающие дорогу под носом у автомобилей.
Пабы… Это песня для моего мужа.
 Первый раз, когда мы зашли в такое заведение, он долго пытался сориентироваться в море разливанном разливного пива. А ему еще налили несколько маленьких стаканчиков на попробовать.  Я тоже попробовала – темное, хотя вообще пива не люблю.    В пабах нелюбитель футбола может находиться только, если в данное время нет матча. Иначе ор стоит невозможный. 
  «Призрак Оперы».  На одном дыхании, хотя  того текста, над которым  хохотал зал, я не понимала. Сзади меня  обменивается впечатлениями русскоговорящая пара: в Нью-Йорке лучше. Возможно. Справа от меня девчонки-подростки самозабвенно и в полный голос подпевают. А слева.… Периодически падая мне на плечо, посапывая, спит  барышня  лет восемнадцати.   Спит  на месте из категории самых дорогих… 
Какие-то увиденные вещи  плохо поддаются словесному описанию.  Какие-то врезаются в память  картинками из немого кино.
 А  еще спасибо людям, которые  пришли на выставку и на мой концерт, за    недежурно теплые слова. Всех вспоминаю с благодарностью. Ошарашена была,  увидев пришедшего ко мне на концерт Севу Новгородцева.  И еще раз благодарю организаторов  вечера. За все. За   суженный до размеров московской кухни Лондон – на посиделках после концерта в галерее у Аллы… За  юбилей моего мужа,  отпразднованный, кажется, на другой планете…

Юлий Анатольевич Дубов успел провести для нас  короткую и емкую экскурсию по Пикадилли, показал Пикадилли Серкус Юлий Анатольевич Дубов успел провести для нас  короткую и емкую экскурсию по Пикадилли, показал Пикадилли Серкус
Пруд в Сен-Джеймс парке Пруд в Сен-Джеймс парке
Памятник всем жителям Канады, которые тоже сражались и тоже погибали
Памятник всем жителям Канады, которые тоже сражались и тоже погибали
Памятник погибшим в первой Мировой Войне Памятник погибшим в первой Мировой Войне
Потрясающий барельеф  в память о Второй Мировой Войне
Потрясающий барельеф  в память о Второй Мировой Войне
А еще – скамейки в Гайд-парке, на спинках  которых вырезаны  надписи: в память такой-то  или такого-то (годы жизни и смерти).  Не  гранитный обелиск, памятник – эта самая лавочка… Почему-то горло перехватывает&h А еще – скамейки в Гайд-парке, на спинках  которых вырезаны  надписи: в память такой-то  или такого-то (годы жизни и смерти).  Не  гранитный обелиск, памятник – эта самая лавочка… Почему-то горло перехватывает…
Парк госпиталя Челси.Все скамеечки, которые вы видете на фото тоже посвящены чьей-либо памяти. Парк госпиталя Челси.Все скамеечки, которые вы видете на фото тоже посвящены чьей-либо памяти.
По Гайд-парку ходят важные утки, важные гуси-лебеди. Они, оказывается, личная собственность королевы
По Гайд-парку ходят важные утки, важные гуси-лебеди. Они, оказывается, личная собственность королевы
Конная полиция в центре города вовсе не экзотика ,а будничное явление Конная полиция в центре города вовсе не экзотика ,а будничное явление
Конная полиция выглядит   горделиво и празднично. Конная полиция выглядит   горделиво и празднично.
Они едут по городу с  «боевым кличем» и  чувствуют себя на коне не только физически Они едут по городу с  «боевым кличем» и  чувствуют себя на коне не только физически
 Везде в парках преспокойно завтракающие , загорающие и целующиеся на траве пары  Везде в парках преспокойно завтракающие , загорающие и целующиеся на траве пары
Вот такое произведение садовой архитектуры Вот такое произведение садовой архитектуры
Клумбы и аллеи памяти  самых разных достойных людей Клумбы и аллеи памяти  самых разных достойных людей
Путешествие по Темзе от Лондона до Гринвича1 Путешествие по Темзе от Лондона до Гринвича1
Путешествие по Темзе от Лондона до Гринвича2 Путешествие по Темзе от Лондона до Гринвича2
Путешествие по Темзе от Лондона до Гринвича3 Путешествие по Темзе от Лондона до Гринвича3
Путешествие по Темзе от Лондона до Гринвича4 Путешествие по Темзе от Лондона до Гринвича4
Путешествие по Темзе от Лондона до Гринвича5 Путешествие по Темзе от Лондона до Гринвича5
В таких домиках на крыше должны жить важные и чопорные британские Карлсоны В таких домиках на крыше должны жить важные и чопорные британские Карлсоны
Классический даунтаун, но какой-то не американский Классический даунтаун, но какой-то не американский
Блошиный рынок в Портобелло.  Первое впечатление – молодой  афроангличанин, играющий на страннейшего вида барабане. Играет он почему-то «Половецкие пляски». Звучат они, как из-под оркестра. А барабан – это такая вогнутая Блошиный рынок в Портобелло.  Первое впечатление – молодой  афроангличанин, играющий на страннейшего вида барабане. Играет он почему-то «Половецкие пляски». Звучат они, как из-под оркестра. А барабан – это такая вогнутая поверхность из металла. На ней – помятости разных форм и размеров. Каждая помятость звучит, как   отдельная  нота, сыгранная  разными
музыкальными  инструментами
Блошиный рынок в Портобелло.Есть все, что угодно и не угодно душе. Блошиный рынок в Портобелло.Есть все, что угодно и не угодно душе.
Пабы… Это песня для моего мужа
Пабы… Это песня для моего мужа
Концерт в галлерее Аллы Булянской 31 BURY STREET, ST.JAMESS Концерт в галлерее Аллы Булянской 31 BURY STREET, ST.JAMESS
После концерта После концерта
Уже после нашего отъезда в лондонском русскоязычном «Курьере» вышла статья Никиты Ситникова Уже после нашего отъезда в лондонском русскоязычном «Курьере» вышла статья Никиты Ситникова